AAAAA A A А x

Война глазами очевидца

25 лет назад, 11 декабря 1994 года в России началась первая контртеррористическая операция на Северном Кавказе. Накануне этой даты корреспондент газеты «Вечерний Оренбург» Константин Копылов встретился с офицером спецподразделения Управления Росгвардии по Оренбургской области 

Константин Копылов

Жизнь под прицелом

25 лет прошло с начала первой чеченской войны, 11 декабря в России чтят память погибших военных в этом конфликте. Накануне памятной даты, посвящённой вводу войск в Чечню, корреспондент «ВО» встретился с ветераном, начальником боевого отделения специального отряда быстрого реагирования (СОБР).

Мой собеседник - действующий сотрудник Управления Росгвардии по Оренбургской области, поэтому в нашей беседе обойдёмся без личных данных. Пётр Витальевич является участником второй чеченской военной компании. На его счёту 17 командировок (в том числе и боевых) в составе СОБРа на территорию Чеченской Республики. Прежде чем оказаться на войне и вообще посвятить себя военной службе, Пётр мечтал поступить в медицинский институт и стать врачом. Но после неудачного поступления затею эту оставил. Сам он родом из Казахстана из города Талды-Кургана. После срочной службы в армии и неудачного поступления в медицинский вуз переехал в Россию.

- Перебрался я в город Орск, и там началась моя карьера в качестве сотрудника органов внутренних дел. Служил я в столице восточного Оренбуржья с 1994 по 1999 год. Сначала местом моей службы был отдел вневедомственной охраны, а затем решил попробовать свои силы в спецподразделении. И в августе 1999 года сдал так называемый входной контроль - это сдача специальных нормативов по физической подготовке. И перевёлся в управление по борьбе с организованной преступностью (УБОП) в отделение СОБРа. Тогда у нас начальником отделения был достаточно легендарная личность для спецподразделений Александр Платонов, он являлся участником афганской войны. Поэтому нам было с кого брать пример. Чуть позже к нам пришёл служить Дмитрий Новосёлов, который впоследствии погиб во время боевой командировки в Чечне. Помню его очень позитивным и радостным человеком.

 

Первая командировка

- Пётр Витальевич, давайте вспомним, когда Вы первый раз оказались в Чеченской Республике? С чем это было связано?

- Впервые я попал туда уже во вторую чеченскую войну, было это в 2000 году. Вначале нас направили на границу с Дагестаном в Герзель-Аул. Это была боевая командировка, нас отправляли по 30 человек обычно на три месяца. В тот период как раз на территории Чечни велись активные боевые действия. Федеральные войска восстанавливали конституционный порядок. Первым боевым крещением для меня стал случай, который запомнился надолго. Посреди ночи боевики нас обстреляли из гранатомёта. Огонь они вели с трёх направлений. Обстрел был внезапным, но, слава богу, все наши ребята остались живы и раненых тоже не было. Затем нас перекинули в другой пункт - это посёлок Новогрозненский, где мы и провели оставшуюся часть первой боевой командировки.

- Расскажите, чем Вам приходилось заниматься?

- Наша главная задача заключалась в силовом обеспечении действий оперативных сотрудников. А также проведение так называемых зачисток как населённых пунктов, так и адресные. Кроме этого, в наши обязанности входило задержание лиц, находящихся в федеральном розыске и участвующих в незаконных вооружённых формированиях.

- Поясните что такое зачистка, в чём заключается её смысл?

- Само слово «зачистка» - это обывательское название. На самом деле это оперативно-силовые мероприятия в населённых пунктах по проверке документов, удостоверяющих личность граждан, по досмотру помещений, построек и прочего с целью задержания подозрительных лиц, которые могут быть причастны к противоправной деятельности, а также выявления и изъятия запрещённых к обороту предметов (оружия, взрывчатки, наркотиков и т. д.). Наша задача в ходе таких мероприятий заключалась в выявлении боевиков, которых укрывали местные жители. Отмечу, что основная масса во вторую чеченскую компанию поддерживала федеральные войска, между тем было немало тех, кто активно помогал боевикам. В том числе укрывали у себя в домах, снабжали продуктами питания, лекарствами, оружием. Мы таких товарищей искали, задерживали и затем передавали правоохранительным органам. Всего на моём счету было 17 командировок, они, кстати, продолжаются до сих пор.

- Какая командировка из 17 была для Вас самой запоминающейся?

- Безусловно, такой стала первая командировка в 2000 году. Тогда была серия громких взрывов, в ходе которых погибло большое количество сотрудников правоохранительных сил. А взрывы организовывали смертники, которые на автомобилях, начинённых взрывчаткой, заезжали в расположение военных частей. Один из таких взрывов произошёл рядом с нами, недалеко от посёлка Новогрозненского. Мы сразу выехали на место взрыва, в память врезалась страшная картина с большим количеством раненых и погибших. В этот же день грузовик, начинённый взрывчаткой, заехал в военную часть в городе Аргун, там погибли наши коллеги из Челябинска. А в целом командировки похожи друг на друга. Ведь наши задачи и действия там не меняются, независимо от того, есть там активные боевые действия или нет.

- Вы упомянули о том, что часть местного населения поддерживала федеральные силы, а другая - боевиков. Каково было Ваше личное отношение к местным?

- Могу сказать, что я всегда относился к местным жителям доброжелательно, такое отношение у меня сохраняется до сих пор. По роду своей службы нам приходилось много контактировать с ними. Так как мы являемся оперативными сотрудниками и нам приходилось добывать информацию, а без местного населения сделать это сложно. Со своей стороны мы оказывали людям помощь и неоднократно отводили от них беду. Сейчас в Чечне действуют местные правоохранительные силы, в целом они ситуацию держат под контролем.

 

О войне и не только

- Какие были у Вас эмоции и что вообще испытывали, когда впервые оказались в зоне, где ведутся боевые действия?

- Если говорить честно, то для меня командировка в 2000 году не была чем-то необычным или сверхъестественным. Дело в том, что во время срочной службы я проходил службу в спецподразделениях. Служил как раз в период распада Советского Союза, поэтому во многих его уголках велись боевые действия. Поэтому нас морально готовили к выполнению боевых задач в условиях войны. Так что эмоционального потрясения, попав в Чечню, не испытывал, как и многие мои товарищи. Всё принимал спокойно.

- Насколько была сильна та сторона, которая Вам противостояла?

- Естественно боевики, которые съехались в Чеченскую Республику из разных уголков мира, были достаточно хорошо подготовлены. Основная их масса приехала туда из-за денег, но были те, кого можно назвать идейными. Но их боевая мощь зависела от уровня финансирования. Это мы даже ощущали на себе. Если поступили боевикам деньги, они тут же активизировались и устраивали серию террористических актов, взрывов, нападения на блокпосты. Боевикам нужно было для отчёта перед своими заказчиками вести видеофиксацию, поэтому нужно было после поступления денег обязательно всё отснять. Что касается вооружения и снабжения, то оно у них было не лучше, чем у нас. Единственным преимуществом у них было наличие спутниковой связи, поэтому в этом отношении они были более мобильными.

- Каким был Ваш быт в условиях боевых действий?

- В основном мы обустраивались собственными силами, помогали нам наши коллеги с Большой земли из УБОП. Где-то снабжали продуктами питания, где-то стройматериалами. Обмундирование покупали сами, хотя, конечно же, нам хватало и того, что было положено по службе. Но для удобства часть обмундирования покупали. Тогда ещё мало была распространена мобильная связь, и, чтобы поговорить с родственниками, нам приходилось ездить на телеграф в крупные города.

- Ветераны афганской войны почти сразу после возвращения создали свои организации, начали вести активную общественную деятельность. А ветераны чеченской войны, мне кажется, в этом отношении менее активны и находятся в тени. Есть ли между участниками боевых действий в Чечне боевое братство?

- Насчёт активности соглашусь с вами, а что касается общения, то все мы поддерживаем связь друг с другом. Также не забываем семьи погибших наших товарищей. Стараемся оказывать помощь и поддержку. Так что боевое братство среди нас тоже есть.

 

Слово о Герое России

- Как Вы уже упоминали, в Чечне погиб один из ваших товарищей - Дмитрий Новосёлов. Расскажите об этом более подробнее.

- Дмитрий поступил на службу к нам в отделение немного позже меня, после окончания юридического института. До службы в СОБР он занимался пулевой стрельбой, поэтому к нам он прибыл в качестве снайпера. Могу отметить, что стрельбу он любил, был увлечён компьютерными играми. У него даже позывной был «Вирус». Всегда был лёгким на подъём и простым в общении. В Чечню он впервые попал в ходе срочной службы в период первой чеченской войны в 1994 году. Был он и в моей первой командировке. А вот в той, которой он погиб, меня не было. В октябре 2002 года он находился на блокпосту в районе города Аргун, который постоянно обстреливался снайпером. Новосёлов вычислил место, откуда вёлся огонь, выследил стрелка и огнем из снайперской винтовки уничтожил его. Позже в районе аргунского железнодорожного вокзала начался обстрел КПП федеральных сил. Солдаты запросили помощи у соседей, и на место боя выехала группа милиционеров, в которую входил Новосёлов. По дороге машина попала под обстрел, завязался бой. Он умело выбрал позицию и из своей винтовки подавил главную огневую точку бандитов. В 2003 году отряд специального назначения выполнял задачи по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики. 1 марта 2003 года в частном секторе города Аргун произошло боестолкновение военнослужащих внутренних войск с бандитской группой с превосходящей численностью. Появились первые раненые. Резервная группа, в состав которой входил капитан милиции Новосёлов, выдвинулась на помощь попавшим под шквальный огонь бойцам. Не доезжая до места боестолкновения, автоколонна подверглась перекрёстному обстрелу со стороны частного сектора. Дмитрий, выскочив из машины, открыл ответный огонь по боевикам. Он понимал, что в этой ситуации каждый меткий   выстрел его снайперской винтовки - это чья-то спасённая жизнь. Его действия не остались незамеченными боевиками. Рядом раздался взрыв. Осколки гранаты задели снайпера, но он не ушёл с линии огня. Рядом был ранен его командир. Не задумываясь, капитан Новосёлов бросился на выручку командира, пытаясь вытащить его из опасной зоны. Боевики обнаружили позицию снайпера и начали обстрел из подствольных гранатомётов. В результате прямого попадания гранаты капитан Новосёлов получил смертельное ранение. Своим телом Дмитрий Новосёлов прикрыл раненого товарища. Ценой собственной жизни капитан спас командира от осколков разорвавшейся гранаты. Впоследствии ему было присвоено звание Героя России.

- Насколько Вам свойственно чувства страха, научились бороться с ним?

- Страх - это защитная реакция организма при возникновении опасности. От него никуда не денешься, поэтому с ним приходится бороться. Со временем он, конечно, притупляется, но, чтобы полностью это чувство пропало, такого, конечно, нет.

- Война в Вашем понимании это…

- Это прежде всего борьба различных сторон из-за экономических интересов или сфер влияний. И что интересно, так было во все времена и остаётся сейчас.


ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ